Апрель
Пн   5 12 19 26
Вт   6 13 20 27
Ср   7 14 21 28
Чт 1 8 15 22 29
Пт 2 9 16 23 30
Сб 3 10 17 24  
Вс 4 11 18 25  




"Батькивщина" опровергла сообщения о задержании адвоката Тимошенко

Украина прекратила покупать российский газ

Наталья Герман: "То, что мы европейское государство, признается всеми"

Главный редактор «Ъ-MD» Владимир Соловьев встретился с главой МИДЕИ Молдовы Натальей Герман, чтобы понять, чем Кишинев заслужил такое отношение со стороны ЕС, как далеко Молдова намерена зайти в отношениях с Брюсселем и не опасается ли она давления Москвы.

«Если возникнут вопросы со стороны российских коллег, мы готовы на них ответить»

- В Вильнюсе глава Совета ЕС Херман Ван Ромпей и председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу много говорили о давлении России на страны «Восточного партнерства»: на Украину, которая в последний момент отказалась подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, на Армению, развернувшуюся к Таможенному союзу. Ожидаете ли вы, что и на Кишинев усилится давление РФ?

- После того как мы опубликовали текст парафированного в Вильнюсе Соглашения об ассоциации с ЕС, мы начинаем диалог с РФ на двусторонней основе, чтобы обе стороны могли оценить, каким образом выполнение положений договора об ассоциации с ЕС может оказывать влияние на уже существующие договоренности между нашими странами. Об этом я говорила со своим коллегой Сергеем Лавровым в июле в Москве. Мы очень открыты к этому диалогу, и в этом диалоге нет тем, о которых мы не можем говорить. Если возникнут вопросы со стороны российских коллег, мы готовы на них ответить.

Я абсолютно убеждена, что выполнение положений этого соглашения, включая договоренности о создании зоны углубленной и всеобъемлющей свободной торговли (Deep and Comprehensive Free Trade Area, DCFTA), не только будет способствовать модернизации Молдовы, улучшит качество жизни наших людей, но и сделает Молдову гораздо более привлекательным партнером с торгово-экономической точки зрения. И для России, и для всех остальных государств.

- И все же вы ожидаете, что Москва начнет на вас давить?

- Рано говорить и рано загадывать. Я думаю, что наша открытость к диалогу с российскими партнерами расценивается в Москве позитивно. У нас намечен целый ряд контактов.

- По поводу DCFTA есть и другая точка зрения. Ее суть в том, что, когда зона свободной торговли с ЕС будет создана, более дешевые и качественные европейские товары потеснят молдавские. И тогда местные производители будут вынуждены отправлять свою продукцию на рынок России и других стран Таможенного союза, а те начнут защищаться. В итоге целые отрасли могут оказаться под угрозой.

- Не думаю, что это случится, потому как в процессе переговоров мы разработали механизмы защиты определенных отраслей.

- Какие?

- Отдельные отрасли не будут либерализованы в течение оговоренных переходных периодов. В это время мы будем улучшать их конкурентоспособность. Самый большой переходный период - это десять лет.

- С подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС курс Молдовы на евроинтеграцию станет необратимым?

- Думаю, что да. Реализация положений этого соглашения конкретна и структурна. Она обеспечит политическую ассоциацию и экономическую интеграцию. Это создаст предпосылки для того, чтобы после нескольких лет имплементации соглашения мы могли задуматься о будущем наших отношений с ЕС - о следующем, новом этапе.

- Пример Украины показал: между парафированием соглашения и его подписанием - большая, порой непреодолимая дистанция. Когда Кишинев планирует подписать с ЕС Соглашение об ассоциации?

- Мы ориентируемся на сентябрь 2014 года. Это по оценкам наших европейских партнеров, которым и предстоит осуществить всю техническую работу. Если они сделают усилие и закончат технические переводы на языки стран ЕС и все экспертизы раньше, чем в сентябре, мы с большим удовольствием подпишем соглашение раньше.

«Кто знает, как повлияют события на Украине на евроинтеграционные шансы Республики Молдова?»

- В Молдове не за горами парламентские выборы и Компартия, выступающая за интеграцию в Таможенный союз, весьма сильна. Если коммунисты придут к власти, они смогут каким-то образом расторгнуть подписанное соглашение?

- В содержании договора есть положение о мониторинге его имплементации и о невыполнении одной из сторон взятых на себя обязательств. Если кто-то после выборов захочет расторгнуть это соглашение, то есть не выполнять взятые на себя обязательства, в силу вступает четко прописанная процедура, когда другая сторона обращается в Суд Европейского союза (Court of Justice of the European Union). В этом плане свою роль будет играть разбирательство этой ситуации в суде.

- Суд может назначить санкции?

- Конечно. В этом случае прекращаются отношения между ЕС и страной. В первую очередь политический диалог, сворачиваются все программы помощи, которую ЕС предоставляет этой стране.

- То есть расторжение подобного договора может создать некую новую реальность в отношениях сторон?

- Думаю, что будет потеряно много времени, будут потеряны программы помощи, программы по развитию, которые необходимы республике на данном этапе. Нужно смотреть на то, как это может отразиться на политическом диалоге между Молдовой и ЕС, потому что политическая часть соглашения довольно важная. И если все соглашение будет расторгнуто или заморожено, возникнет вопрос - намерена ли Молдова осуществлять дальше реформы в таких отраслях, как правосудие, верховенство закона.

- Участие в программе «Восточное партнерство», как и подписание с ЕС Соглашения об ассоциации, вовсе не гарантирует вступления страны в Евросоюз. Турция подписала соглашение полвека назад и членства не получила до сих пор. Вы на что надеетесь?

- Думаю, что после того, как мы несколько лет будем образцово выполнять положения этого соглашения, у нас появится моральное право на то, чтобы в рамках нашего политического диалога с ЕС мы начали добиваться следующего этапа. Этот следующий этап четко прописан во всех европейских договорах: любая европейская страна - а то, что мы европейское государство, признается всеми,- которая соответствует определенным критериям и стандартам, может подать заявку на начало переговоров о вступлении в ЕС. Если эта заявка будет положительно воспринята государствами-членами Евросоюза, через какой-то период эту страну могут пригласить начать следующий этап переговоров. И тогда страна становится кандидатом в члены ЕС.

- В ЕС проблемы с мигрантами и экономические проблемы, и кажется, это надолго. О молдавской экономике и говорить нечего - беднейшая страна в Европе, да еще с неурегулированным территориальным конфликтом, который неизвестно когда будет разрешен. С таким багажом даже мечтать о вступлении в ЕС неловко. Давайте по-честному: когда, вы думаете, Молдова может созреть для подачи заявки на вступление, а ЕС - для положительного решения по ней?

- Очень сложно загадывать наперед и четко очертить временные параметры для реализации такого сценария. Вы правильно сказали, все зависит от того, как развивается ситуация в самой Молдове с учетом ее внутренних проблем и сложностей. Но, принимая во внимание то, что происходит внутри ЕС, нужно также иметь в виду и определенные геополитические реалии. В какой-то период они играют позитивную роль, а на каком-то этапе - негативную. Ситуация в нашем регионе развивается столь динамично, что никогда нельзя с уверенностью сказать, что будет через год, два или три. Кто знает, как повлияют события на Украине на евроинтеграционные шансы Республики Молдова?

- Какая-то лотерея получается...

- Я хочу верить, что то, что сейчас происходит в нашем регионе, в долгосрочной перспективе позитивно скажется на шансах европейской интеграции Молдовы. Но, безусловно, крайне важно то, как Молдова развивается и реформируется.

- По поводу темпов ее реформирования очень много вопросов.

- Возьмите хотя бы процесс либерализации визового режима. Мне кажется, что правительство и другие структуры, которые были вовлечены в этот процесс, совершенно четко доказали самим себе, населению страны и иностранным партнерам, что при наличии политической воли, четко очерченной цели, мобилизации и концентрации усилий сделать можно многое. Мы сумели в довольно короткий срок и очень качественно выполнить целый ряд условий. Как только это было сделано, все оценочные миссии, которые нас посетили, пришли к выводу, что мы в принципе соответствуем всем критериям для получения безвизового режима с ЕС. Я думаю, это очень хороший пример того, что можно сделать, если есть политическая воля и поддержка населения. Этот пример для меня показательный, очень позитивный, и в этом плане, конечно когда закончится формальная процедура принятия решения, каждый гражданин Молдовы, у кого есть биометрический паспорт, почувствует немедленно все выгоды и блага от проделанной нами работы.

- Не сглазить бы. Ваш предшественник на этом посту - нынешний премьер Юрий Лянкэ - дважды называл конкретную дату отмены виз и дважды сам себя опровергал.

- Мне кажется, сейчас мы можем смотреть на этот процесс с гораздо большей долей уверенности. Еврокомиссия, являющаяся тем партнером, который уполномочен принимать решения, готова страна или нет, пришла к выводу, что Молдова этого достойна. Молдова провела абсолютно все реформы в соответствии с планом действия по либерализации визового режима. И Еврокомиссия отправила рекомендацию в форме законодательной инициативы в Совет ЕС и в Европарламент, чтобы эти два европейских института поддержали ее.

- Назывался даже примерный срок отмены виз - март-апрель 2014 года. Почему именно эта дата?

- Потому что Европарламент этого созыва будет функционировать до конца марта 2014 года. Потом начнется предвыборная кампания.

- Думаете, успеет этот состав парламента одобрить законодательную инициативу Еврокомисии?

- Я довольно оптимистично расцениваю шансы на это. Мы думаем, что уже в начале будущего года этот вопрос будет рассмотрен, мы не ожидаем никаких проблем или сложностей в процессе обсуждения. В Европарламенте, кстати говоря, нужно простое большинство, чтобы инициатива прошла. И в Совете ЕС тоже не нужен консенсус.

- Получается, Молдова в этом процессе обгонит Россию, которая давно и настойчиво добивается безвизового режима с ЕС?

- Я не очень хорошо знаю, на каком этапе сейчас находятся переговоры между Россией и Евросоюзом на этот счет. Там взаимные обязательства, насколько я знаю. Это совершенно другой подход. У Молдовы были односторонние обязательства.

- То есть Молдова обязалась выполнить условия ЕС?

- Да. И Молдова уже давно отменила необходимость виз для граждан Евросоюза. Мы никогда не сопротивлялись такому подходу. И, как я уже сказала, для нас этот план действий по безвизовому режиму явился самой лучшей дорожной картой в осуществлении реформ в области правосудия, внутренних дел, прав человека, миграции и во всех остальных отраслях, которые отражены в плане действий по либерализации визового режима. Улучшилось качество удостоверяющих личность документов, улучшился контроль на границе, появились новые механизмы охраны государственной границы. Я вас уверяю, что, если бы хоть что-то не было выполнено из тех условий, что были очерчены в плане действий, никогда бы Еврокомиссия не приняла положительного решения по Молдове.

«В Тирасполе очень хорошо известно, о чем шли переговоры»

- Есть мнение, что обещанный с будущего года безвизовый режим - это незаслуженный аванс Молдове, за который следует благодарить нерешительную Украину и Россию, оказывающую давление на страны «Восточного партнерства» с тем, чтобы развернуть их к Таможенному союзу. Очень распространена точка зрения, что Еврокомиссия одарила Кишинев на зависть Киеву - дескать, смотрите, ребята, что вы упустили.

- Совершенно не согласна с такой постановкой вопроса. Молдова действительно выполнила абсолютно все условия. 15 ноября появился пятый и последний отчет Еврокомиссии, на последней странице которого написана рекомендация обеспечить гражданам Молдовы безвизовый режим въезда на территорию Евросоюза. В это время, кстати говоря, еще не было известно, подпишет Украина в Вильнюсе Соглашение об ассоциации или нет. Буквально до последнего дня, даже еще в Вильнюсе оставались определенные надежды, что в принципе, может быть, украинская делегация изменит ранее объявленное решение и подпишет соглашение. Я бы вообще никак не связывала молдавский прогресс и молдавские успехи в выполнении условий безвизового режима с тем, что происходит в других странах «Восточного партнерства». С другой стороны, мне кажется, что сам тот факт, что усилия Молдовы были адекватно оценены, может иметь очень позитивное влияние на те страны «Восточного партнерства», которые занимаются выполнением плана действий по либерализации визового режима с ЕС.

- Евроинтеграция и приднестровское урегулирование совместимые вещи, учитывая, что власти Тирасполя говорят о цивилизованном разводе с Кишиневом и мечтают о присоединении к России?

- Я, как основной переговорщик с Евросоюзом на протяжении последних четырех лет, постоянно приглашала представителей приднестровской администрации на абсолютно все раунды переговоров с ЕС. Особенно по DCFTA. Они присутствовали на всех без исключения раундах и в принципе в Тирасполе очень хорошо известно, о чем шли переговоры, какими были позиции сторон и каковы результаты этих переговоров. Мне бы, конечно, очень хотелось, чтобы во время переговорного процесса меня, как основного переговорщика, коллеги из Тирасполя информировали о своих проблемах, нуждах, интересах.

- А этого не было?

- Этого не было. Хотя, я постоянно отправляла туда (в Тирасполь - «Ъ-MD») документы по подготовке переговорных раундов. И очень хотела получить от них реакцию, чтобы интересы приднестровской стороны были учтены в контексте представления общей позиции государства.

- Была реакция?

- Тирасполь довольно пассивно реагировал. Но я считаю важным, что они присутствовали на всех раундах. И я надеюсь, что информация, особенно по DCFTA, была впоследствии доведена через торгово-промышленную палату региона непосредственно до предприятий, до бизнеса. Мы знаем, что внешнеторговый оборот, который осуществляют торговые агенты региона с Евросоюзом, уже достигает приблизительно 38%. Это не малая доля в общей картине. Было бы естественно продолжать развивать эту торговлю в условиях DCFTA. Открывается перспектива развития торговых отношений с рынком в 500 млн. потребителей. Это большой потенциал. Еще важно отметить, что ассиметричные торговые преференции - тот режим, который сейчас действует для всей Молдовы - будут в исключительном порядке продлены для Приднестровья до 1 января 2016 года.

- А дальше что?

- В этот период времени мы очень бы хотели работать совместно с приднестровскими коллегами, чтобы лучше подготовить экономику региона для выполнения условий, предусмотренных DCFTA.

- Чувствуете желание такое со стороны коллег в Тирасполе?

- Я рассчитываю на их здравый смысл. Выгоды от реализации положений о зоне свободной торговли очевидны. Дана отсрочка на несколько лет, чтобы получше подготовиться к работе в условиях DCFTA. Мы готовы делать это совместно с коллегами из Евросоюза, чтобы модернизировались некоторые отрасли и предприятия. Мы на это все очень даже готовы. В принципе, я думаю, что поток иностранных инвестиций возрастет в экономику всей Молдовы, потому как зона свободной торговли это определенная гарантия того, что инвестиции будут защищаться. Условия ведения бизнеса будут аналогичны тем, которые есть в Евросоюзе. В Молдове не должно быть двух различных коммерческих режимов. Это маленькое государство, оно должно развиваться, модернизироваться. Жизнь людей на левом и на правом берегу в результате этого будет улучшаться.

- Накануне саммита в Вильнюсе румынский президент Траян Бэсеску сказал, что теперь национальным проектом Румынии теперь является объединение с Молдовой. Как вы расцениваете такие заявления лидера соседней страны?

- Молдова является суверенным, независимым государством, которое, двигается в направлении Евросоюза. Курс на евроинтеграцию является основным приоритетом и внутренней и внешний политики республики Молдова. Ответом на ваш вопрос может стать призыв всем остальным государствам участникам членам Евросоюза поддержать и способствовать этому курсу. Мы видим себя в будущем полноправным членом ЕС и, как независимое, суверенное государство, осуществляем реформы и преобразования для того, чтобы эта цель осуществилась.

- Заявление политика лидера любой из стран о том, что его цель - объединиться с другим государством, которое этого не хочет, воспринимаются как покушение на суверенитет. Нет?

- После заявлений Траяна Бэсеску немедленно появились заявления премьер министра Румынии, министра иностранных дел (премьер и глава МИД Румынии осудили заявления президента Бэсеску - «Ъ-MD»).

- Я говорю о Молдове. О том, как все это воспринимается молдавскими госчиновниками, которые по определению должны быть патриотами своей страны.

- Конечно, все патриоты. И было достаточно много высказываний в последние дни о том, что мы видим себя, как я уже сказала суверенным, независимым государством, которое не стремиться объединяться с каким-то другим государством. Даже если это государство полноправный член ЕС. Мы двигаемся по направлению в ЕС. И в принципе это является нашей основной целью. И задачей. Естественно, мы можем иметь различное мнение, каждый из нас, граждан республики Молдова о том, как расценивать аналогичные заявления. Премьер-министр Молдовы уже говорил, а я могу повторить, что нам не всем нравятся аналогичные заявления. С другой стороны, эти высказывания не отражают официальную позицию страны, как сразу же отметили премьер и глава МИД Румынии.

- А вообще с дипломатической точки зрении такое поведение это что-то из ряда вон выходящее или так тоже можно?

- Когда эта позиция представляется в качестве официальной и консолидированной позиции...

- Ну, а какую еще позицию может высказывать президент страны? Вот Владимир Путин сказал бы: Приднестровье должно быть частью России. Это как воспринималось бы? Как позиция Путина-гражданина или как позиция Путина-президента?

- А вы заметили, что говорил румынский президент уже будучи в Кишиневе? На различных мероприятиях, где он присутствовал вместе с молдавским президентом это высказывание не звучало. Он говорил о необходимости поддерживать Молдову на пути евроинтеграции. Это было лейтмотивом его выступлений. Если человек, будучи гостем Республики Молдова и участвуя в определенных мероприятиях, не повторяется, не говорит того, что он сказал в другом контексте, а меняет точку зрения и содержание своих высказываний, то, мне кажется, мы должны ориентироваться на это. И то, что правительство Румынии тут же высказало свою по поводу отношений с Молдовой мы тоже восприняли очень позитивно.