Октябрь
Пн   4 11 18 25  
Вт   5 12 19 26  
Ср   6 13 20 27  
Чт   7 14 21 28  
Пт 1 8 15 22 29  
Сб 2 9 16 23 30  
Вс 3 10 17 24 31  




Действие режима чрезвычайного положения в Египте официально завершится в четверг

Очередная встреча представителей Ирана, ЕС и США не принесла успеха

В НАТО разгорелся новый оборонный скандал

Посол США в Турции Френсис Риччиардоне констатировал «напряженность» в турецко-американских отношениях. Причина - закупка Турцией у китайской Компании по импорту и экспорту продукции точного машиностроения (CPMIEC) средств ПВО. На тот же контракт претендовали американцы, но официально дело не в этом, а в том, что CPMIEC находится под действием американских санкций. Мол, нехорошо так поступать, раз уж союзники.

Как охлаждалась сталь

На констатацию напряженности в турецко-американских отношениях послу по старой интернет-традиции хочется ответить «спасибо, кэп», ибо отношения эти не ладятся уже давно. Наиболее отстрой точкой дипломатического противостояния стал рубеж 2007-08 годов. Тогда Анкара, несмотря на активные возражения США, решила провести военную операцию против курдских боевиков-сепаратистов. Проблема состояла в том, что операция эта затрагивала территорию Иракского Курдистана - автономии в составе Ирака и самого спокойного региона этой неспокойной страны. Вмешательство турок грозило резко обострить ситуацию в остальном Ираке, в итоге обошлось без резких обострений, но «осадок остался»: разговор с Вашингтоном Анкара вела в весьма резких тонах.

После этой ссоры можно было констатировать, что в «многовекторной внешней политике» турок был осуществлен крен в сторону России, отношения с которой, несмотря на активное экономическое сотрудничество, долгие годы оставались прохладными. Турецкий премьер-министр Эрдоган стал одним из немногих мировых лидеров, кто в российско-грузинско-осетинском конфликте 2008 года недвусмысленно встал на сторону России. Последовавшую вслед за этим серию визитов российских первых лиц в Турцию и турецких - в Россию дипломаты называли «прорывной», «исторической», а то и «стратегической». Итогом данной серии стало подписание многих, в том числе и впрямь «прорывных» и «исторических» контрактов. Со своей стороны, американская пресса заявляла: креном в сторону России турки «дразнят» Запад и пытаются играть на противоречиях, которых накопилось немало. В этом смысле западная пресса не ошиблась: назвать Анкару и Москву близкими друзьями и союзниками нельзя при всем желании, а факт политического торга с Западом в турецких элитах даже не пытаются отрицать.

Еще один камень преткновения - Израиль. Турция - одна из очень немногих исламских стран региона, которая не просто признает Израиль, но и сотрудничает с ним. Однако с некоторых пор Анкара принимает участие в неформальном забеге с палестинским флагом, пытаясь заработать дополнительный авторитет в мусульманском мире. Отношения между двумя странами - хуже некуда, и это нельзя объяснить одним лишь инцидентом с судном «Мави Мармара». Все гораздо хуже: это цивилизационный, непримиримый, яростный конфликт, точнее, часть конфликта между Израилем и мусульманским миром вообще. Всё бы ничего, но Израиль - важный партнер НАТО. Это страна, находящаяся на особом положении в глазах США. Словом, в истории охлаждения отношений с Вашингтоном израильско-турецкий конфликт тоже нашел свое отражение.

Отдельно стоит упомянуть Брюссель. После подавления протестов в Стамбуле, которое западная пресса по большей части освещала без симпатий к Эрдогану, в глазах многих европейцев турецкий премьер стал потихоньку вызревать до состояния «очередной восточный деспот». Параллельно турецкая дипломатия стала все очевиднее огрызаться в сторону западных союзников. Не исключено, что официальное возобновление переговоров о вступлении Турции в Евросоюз стало маневром, цель которого - вернуть Анкару в «лоно европейской политической цивилизации». Поможет или нет, вопрос. Анкаре известно, что крупнейшие страны ЕС выступают категорически против включения Турции в свой союз, но после победы левых во Франции ситуация несколько изменилась. Кроме того, Эрдоган и его Партия справедливости и развития никогда не отказывались от платформы, подразумевающей максимально возможную интеграцию своей страны в Евросоюз. Умеренный исламизм в сочетании с европейским выбором - это для них что-то вроде визитной карточки.

Тендер преткновения

Конкурс на закупку 12 зенитно-ракетных комплексов продолжался почти пять лет, то есть, он был постоянным свидетелем описанного выше охлаждения отношений между Турцией и Западом. В конкурсе участвовали американский консорциум «Локхид Мартин»/"Рейтеон" с комплексом на базе ЗРК «Пэтриот» версий РАС-2 GMT и РАС-3, французско-итальянский консорциум «Евросам» с ЗРК SAMP/T на базе ЗУР «Астер-30», наш «Рособоронэкспорт» с ЗРС С-300В «Антей-2500», а также китайская компания CPMIEC с комплексом HQ-9 (экспортное обозначение FD-2000).

«Рособоронэкспорт» по некоторым (неподтвержденным) данным на последнем этапе снял свою заявку. В любом случае, в шорт-лист он не вошел. А победила CPMIEC с HQ-9 - самой совершенной системой ПВО Китая. По словам турецкой стороны, решение в пользу CPMIEC было принято ввиду «сочетания цены и качества». Если насчет качества еще можно спорить, то насчет цены никак: китайское предложение, которое во многом копирует российские С-300, было самым дешевым. Предполагается, что контракт обойдется менее чем в 4 миллиарда долларов, строить комплекс турецкая и китайская сторона будут совместными усилиями (тут стоит отметить, что CPMIEC не производит вооружения сама; главные производители - это корпорации CASC и CASIC).

Вскоре после того, как решение было объявлено, официальный представитель Госдепа США заявила, что ситуация «вызывает серьёзную озабоченность», так как переговоры ведутся с компанией, «находящейся под действием американских санкций», и по вопросу о противоракетной системе, «которая будет несовместима ни с системами НАТО, ни с коллективной обороноспособностью». Резюме было следующим: «Наши дискуссии по данной проблеме будут продолжены».

Таким образом, формальные претензии США можно разделить на две части: санкции и техническая несовместимость. О том, что продукция CPMIEC плохо подходит под стандарты НАТО, еще в ходе конкурса заявляли и турецкие военные, но принимающий решение комитет их претензии отклонил. Кстати, по некоторым данным, «Рособоронэкспорт» не стал выставлять на конкурс более современный ЗРС С-400 «Триумф» как раз потому, что она не инкорпорируется в систему ПВО Североатлантического альянса.

С санкциями сложнее. США ввела их против CPMIEC в феврале этого года за нарушение акта о нераспространении оружия в таких странах, как Иран, Северная Корея и Сирия. Но тут стоит понимать, что основная цель этих санкций касается не запрета покупать, а запрета поставлять, то есть, перепродавать оружие через CPMIEC, чтобы новейшие военные и технические разработки «не попали в руки одиозных режимов».

В чем именно виновна CPMIEC, и какие есть подтверждения этой вины, не оглашается. При этом турецкая сторона даже не стала интересоваться подробностями. Как заявил вице-премьер страны Бюлент Аринк, Турция «не имеет никаких обязательств в части выполнения санкций, введенных другими странами», и «любые решения должна принимать на основе собственных национальных интересов».

Вообще, сложно ожидать другой реакции в условиях, когда введенные США ограничения игнорируют американские же компании. Санкции против CPMIEC и её филиалов вводились и раньше. Так было сделано, к примеру, в 2006 году, когда компания «попалась» на поставках оружия Ирану. Однако в 2010 году журнал The Wall Street Journal со ссылкой на доклад «Проект Висконсина по контролю над ядерными вооружениями» сообщил, что с тех пор CPMIEC реализовала почти 300 поставок американским компаниям. «Мы тратим много времени, убеждая другие страны в том, что нам нужно ужесточать санкции в отношении Ирана, в то время как нам нужно улучшить соблюдение наших собственных уже существующих законов», - прокомментировал ситуацию директор упомянутого проекта и бывший консультант Пентагона Гари Милхоллин.

Недобросовестная конкуренция

Со своей стороны Поднебесная просит не политизировать «нормальную торговую конкуренцию». «Сотрудничество между китайской фирмой и Турцией - это нормальная военная кооперация между двумя странами», - заявила по случаю пресс-секретарь китайского МИДа Хуа Чуньин.

Однако, если включить конспиролога, можно выдвинуть сразу две версии, на основании которых эту торговую конкуренция вряд ли можно назвать «нормальной». Первая лежит на поверхности: истерика США имеет целью переубедить турок и заставить их сделать выбор в пользу «Пэтриотов». Так было бы лучше для НАТО, это было бы важно для американского ВПК. Если так, у американцев есть шанс выйти из сложившейся ситуации победителем. Президент Турции Абдулла Гюль уже заявил, что подписание контракта с CPMIEC в ближайшее время не планируется и «компания является всего лишь лидером короткого списка претендентов в тендере». При этом он отдельно оговорился, что Турция - член НАТО, а значит, обязана учитывать интересы альянса. Всё это выглядит как отступление перед дипломатическим натиском американцев.

Другое дело, что президент в Турции - фигура во многом номинальная. А заявление его можно трактовать и в пользу другой конспирологической версии: заявление о победе CPMIEC турецкая сторона могла использовать в качестве «вброса», чтобы проследить реакцию и убедить других игроков снизить цену.

Данный шантаж может преследовать и другие цели, вовсе не связанные с тендером. Как уже было сказано, турецкая армия является второй по численности в НАТО, но при этом не имеют собственных средств защиты от ракет дальнего радиуса действия. Ключевое слово «собственных». На территории Турции сейчас располагаются шесть батарей, оснащенных зенитно-ракетными комплексами «Пэтриот». Их перебросили на юго-восток страны США, Германия и Нидерланды после обострения сирийского конфликта. Ряд турецких газет утверждали, что Анкаре очень бы хотелось оставить эти комплексы себе. В этом случае, не исключено, что дипломатия решила включиться в игру с тендером. Мол, новые «Пэтриоты» мы купим только в том случае, если хотя бы американская часть «гостинца» останется на турецкой земле и перейдет под турецкое командование. Впрочем, за пределы турецких СМИ данная версия событий не перешагнула.

И последнее. Турция получит в свое распоряжение зенитно-ракетные комплексы еще и в том случае, если будет реализована реформа НАТО о совместном производстве и передаче технологий (об этом газета ВЗГЛЯД писала накануне). Наряду с Берлином, Анкара является одним из лоббистов реформы. И то, что скандал с тендером разгорелся как раз накануне очередных переговоров по данному вопросу, это не может не наводить на определенные мысли.