Сентябрь
Пн   6 13 20 27
Вт   7 14 21 28
Ср 1 8 15 22 29
Чт 2 9 16 23 30
Пт 3 10 17 24  
Сб 4 11 18 25  
Вс 5 12 19 26  




СБУ объяснила, что делали на Европейской площади ее сотрудники

Экс-президент Египта намерен подать в суд на тех, кто его сверг

Госконтроль: пенсионная система нежизнеспособна

В понедельник Гос­контроль представил свой традиционный отчет по использованию государственного имущества Эстонии. Тематика была самой разнообразной: начиная от сбалансированности госбюджета и заканчивая обложением налогами сланцевого масла, однако особое внимание было уделено проблемам пенсионной системы нашей страны.

"Нежизнеспособная пенсионная система" в данном случае вовсе не означает, что правительство вдруг однажды не сможет выплачивать пенсии, и не предполагает никакой морализаторской оценки вроде «пенсии слишком маленькие». Речь, скорее, идет о такой ситуации, когда актуальным становится вопрос, где брать деньги на выплату пенсий: пенсионная касса в минусе и этот минус только увеличивается, поэтому государство вынуждено все чаще брать недостающие средства в других областях.

Разумеется, можно сказать, что Госконтроль рассматривает только бухгалтерский дефицит средств (возможно, даже излишне концентрирует на этом внимание) и создается впечатление, что если бы дополнительные деньги можно было получить из каких-то других источников, то проблемы бы и не было - какая разница, ведь все это государственные деньги.

Тем не менее, экономичес­кая жизнеспособность имеет очень важное значение, поскольку в итоге предстоит ответить на вопрос - где тот уровень, который способны оплачивать жители Эстонии и с которым они также согласны.

Сильная нагрузка на пенсионную систему

«В ближайшие 40 лет пенсионная система сбалансирован­ности не достигнет», - утверждает заведующая отделом результатов аудита Госконтроля Лийзи Удер. Такова ситуация. Это означает, что в ближайшие годы дефицит будет увеличиваться, но в отдаленном будущем стабилизируется благодаря II пенсионной ступени. Так, например, если сейчас дефицит пенсионного страхования составляет 370 миллионов евро в год, то через четыре года минус в бюджете достигнет уже 474 миллионов.

Поскольку денег на содержание пенсионной системы не хватает, государство «находит» недостающие средства в других областях. Правда, нельзя сказать, что эти деньги изымаются за счет зарплат учителей, полицейских, врачей или строительства дорог и школ. Однако, в принципе, именно таким образом эти деньги и «находятся».

На самом деле это и есть то, о чем говорит госконтролер Алар Карис: «В долгосрочной перспективе как государству, так и местным само­управлениям справляться будет все труднее».

Самая главная причина, которую называют чаще всего - это, разумеется, сокращение численности населения и изменение соотношения числа работающих людей и пенсионеров: первых становится все меньше, а количество последних растет. При этом ни одного экстренного и весомого варианта решения проблемы нет.

Повышение пенсионного возраста хотя и поможет, но потребуется какое-то время. Кроме того, опыт последних лет показал, что большая проблема возникнет и в другом плане.

А именно: Госконтроль обратил внимание на то обстоятельство, что одно дело - официальный пенсионный возраст, а другое - когда люди уходят на пенсию в действительности, то есть начинают получать пенсию. Статистика показывает, что средний возраст выхода на пенсию составляет 59 лет и в течение нескольких лет он особенно не менялся. Если учитывать еще и пенсии по потере кормильца, и пенсии по нетрудоспособности, то средний возраст выхода на пенсию составляет 52 года, и он тоже не менялся.

Это значит, что в Эстонии становится все больше мужчин и женщин, которые примерно в 45-летнем возрасте начинают получать пенсию по нетрудоспособности. За десяток лет их число удвоилось и в этом году впервые достигнет уже 100 000 человек. Для пенсионной системы это означает расходы в размере 227,5 миллиона евро. Если существующую систему не менять, то к 2020 году количество получающих пенсию по нетрудоспособности достигнет 175 000 человек, а расходы государства при этом - полмиллиарда евро в год.

Нынешняя практика показывает, что если человек уходит на пенсию по нетрудоспособности, то он получает ее уже до конца своей жизни, и неважно, что в действительности оценивать нетрудоспособность человека следовало бы через какое-то время заново. Например, если человек начал получать такую пенсию в 45 лет (а именно в этом возрасте пенсия по нетрудоспособности назначается чаще всего), то получается, что в среднем государство выплачивает ему пенсию последующие 33 года.

Растущая статья расходов для государства

Вопрос пенсионного возраста пенсионеров по нетрудоспособности является самым проблемным местом, однако существуют и другие факторы. Так, например, некоторые работающие люди принимают решение уйти на досрочную пенсию по старости (закон разрешает уходить на пенсию на три года раньше, правда, размер пенсии при этом будет несколько меньше).

В итоге всевозможные «спецпенсии» и «особые схемы» составляют примерно четверть расходов Пенсионной кассы. Вышеописанное является всего лишь «видом сверху», так сказать, обзором системы, позволяющим говорить о ее слабостях и ошибках. Но можно взглянуть на систему и снизу, что и предлагает сделать аналитик по вопросам социальной политики и сотрудник центра политических исследований Praxis Андрес Вырк.

«Нельзя возлагать прямую вину на пенсионную систему, - сказал он. - Пенсионная система просто принимает на себя тот удар, который получился в результате недоделанного в других сферах».

Вырк указывает на недофинансирование политики рынка труда и проблемы здоровья народонаселения. Проще говоря, мужчины в Эстонии слишком много пьют, причем крепко выпивают на протяжении нескольких десятков лет, потом утрачивают трудоспособность и начинают получать соответствующую пенсию.

«Рано или поздно все это должно было отразиться и на расходах всего общества», - добавил Вырк. И одной из таких сфер стала пенсионная система Эстонии, к которой люди присоединяются слишком рано или предпочитают получать пенсию по нетрудоспособности вместо того, чтобы работать.

В общем готового решения взять негде, поэтому государство должно как можно быстрее сделать то, что оно может сделать. Однако и здесь есть некоторые проблемы. В апреле прошлого года правительственный кабинет принял решение, а Министерство социальных дел пообещало, что в течение года будет разработан новый закон о страховании по нетрудоспособности. Само по себе это свидетельствует о том, что в правительстве и министерстве знают, что в нынешней пенсионной системе по нетрудоспособности есть проблемы.

Во-первых, это растущая статья расходов для государства, а во-вторых, как сказал прежний министр социальных дел Ханно Певкур, нужно вернуть на рынок труда как можно больше нетрудоспособных людей. Но вот прошло уже полтора года, а обещанного закона так до сих пор и не появилось.

Следует прекратить подобную практику

И сейчас Министерство социальных дел признает, что ситуация серьезная, и новая система по нетрудоспособности, безусловно, является одним из приоритетов для нынешнего министра социальных дел Таави Рыйваса.

Сейчас в министерстве рассматривается возможность отделения расходов пенсий по нетрудоспособности от пенсионной системы, однако это бухгалтерское решение: цифры хотя и будут записаны в другой строке, общая картина от этого не изменится.

Важным изменением могло бы стать курирование всей системы нетрудоспособности со стороны Кассы страхования от безработицы. Для тех людей, кто утратил трудоспособность полностью, ничего особенно бы не изменилось (разве что признать полную потерю трудоспособности станет сложнее) и в деньгах они ничего бы не потеряли.

Под более пристальным вниманием должны быть люди с частичной потерей трудоспособности. Чтобы они могли получать соответствующую пенсию, надо либо работать, либо учиться, либо зарегистрироваться в качестве безработного и активно участвовать в программах Кассы страхования от безработицы.

Следует прекратить подобную практику, когда человек просто сидит дома, потому что у него болит спина, работу не ищет, попивает пивко и получает пособие по нетрудоспособности. Предусматриваются и другие изменения: начиная с поддержки и пропаганды здорового образа жизни и заканчивая улучшением рабочей среды.

Первые конкретные шаги ожидаются в 2015 и 2016 годах, но, как говорится, поживем - увидим, что и как смогут сделать на самом деле.

Государству все труднее сводить концы с концами

Отчет об использовании государственного имущества, представленный в понедельник Гос­контролем, по своей сути является обзором государственного развития Эстонии и проблем экономики, который подготовил государственный контролер Алар Карис. Если попытаться обобщить этот отчет, то наиболее важными представляются следующие выводы.

Первое. Управление государственным имуществом, финансовая деятельность государства и использование средств налогоплательщиков в общем осуществляются законно. Имеются отдельные недостатки и упущения, но в целом картина четкая - эстонское государство соблюдает законы.

Применительно к госбюджету проблема скорей состоит в том, что, в некоторых случаях он недостаточно хорошо и понятно разъясняется.

Второе. Эстонское государство успешно преодолело экономический кризис. Финансовая система государства в полном порядке, большинство показателей меняется в положительном направлении, однако многие люди на себе этого не чувствуют. Успех достиг государства, но никак не людей.

При этом необходимо отметить, что подобное сравнение несколько проблематично, Гос­контроль сравнивает несколько несопоставимые вещи. Например, как баланс государственного бюджета, так и покупательная способность людей очень важны, однако это совершенно разные показатели.

Поэтому сомнительна правомерность сделанных на этом основании обобщений и противопоставлений между государством и человеком.

Третье (и что, возможно, является наиболее важным). Эстонское государство неуклонно движется в направлении социального государства. Все более значительный процент от объема государственного бюджета уходит на социальные нужды, все более значительный процент бюджета зафиксирован законодательством и т.н. свободных средств, за счет которых государство могло бы инициировать новую деятельность и проекты или же претворять в жизнь какие-то новые политические инициативы, остается все меньше.

Вопрос жизнеспособности социальной системы, видимо, остается вообще важнейшим вопросом, которым задается в своем отчете Госконтроль. В первую очередь отчет Госконтроля посвящен проблемам пенсионной системы и особенно системе страхования по нетрудоспособности, которая становится для налогоплательщика Эстонии все более дорогостоящей и с каждым годом все сильнее обременяет бюджет

государства.

Наряду с расходами, которые уготованы государству в будущем, госконтролер на сей раз обращает внимание на вопрос поступлений в бюджет. В качест­ве одной из проблем отмечается, что участие налогоплательщика Эстонии в инвестициях - если исключить субсидии со стороны Евросоюза - остается исключительно скромным.

Впервые Госконтроль предлагает и конкретный новый источник поступлений. А именно: Карис указывает на возможность установить более высокое налогообложение на обогащение горючего сланца и производство жидкого топлива из сланца.

Суть отчета можно свести к озабоченности госконтролера тем обстоятельством, что расходная сторона бюджета все увеличивается, становится все более жесткой, однако, находить новые источники поступлений крайне сложно. «В перспективе сводить концы с концами будет все труднее», - констатирует Карис.